История социологии – Зборовский Г. Е. – Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологий

§ 1. Индустриальная социология и теория человеческих отношений
Зарождение индустриальной социологии

Эмпирическая социология, особенно активно развивавшаяся в США, после того как достигла заметного прогресса в исследованиях представителей Чикагской школы на материалах изучения процессов в крупных городах (в первую очередь в Чикаго), постепенно стала утверждать себя в иных сферах социальной жизни. Вполне понятно и объяснимо, что одной из первых среди них оказалась промышленность, индустрия. Материальное производство очутилось под пристальным вниманием социологов. Отсюда и название целой отрасли социологического знания – индустриальная социология. Она стала формироваться со второй половины 1920-х гг., а ее утверждение и выход на “передовые позиции” эмпирической социологии были сопряжены с проведением Хоторнского эксперимента на заводах по производству электротехнического оборудования фирмы “Вестерн электрик компани” (в окрестностях Чикаго), который проводился в течение почти пяти лет (1927-1932).

Одним из основоположников индустриальной социологии и аналитиком эксперимента, положившею начало массовым исследованиям в промышленности, явился американский социолог и психолог Элтон Мэйо (1880-1949). Он родился в Австралии (г. Аделаида), обучался в университете этике, философии и логике. Заведовал кафедрой философии Квинслендского университета (с 1919 г.). Оказавшись в Шотландии, изучал медицину и психопатологию. Затем он переехал в США, где с начала 1920-х гг. стал профессором Пенсильванского университета. С 1926 г. преподавал в Гарвардском университете и руководил отделом промышленных изысканий в школе деловой администрации одном из основных структурных подразделений вуза. Главные идеи научной и практической деятельности Мэйо в социологии изложены в трех сто небольших работах: “Человеческие проблемы индустриальной цивилизации” (написана в 1933 г. по горячим следам Хоторнского эксперимента), “Социальные проблемы индустриальной цивилизации” (1945), “Политические проблемы индустриальной цивилизации” (1947).

Приглашению в Гарвардский университет, равно как и проводившемуся под руководством Мэйо Хоторнскому эксперименту, предшествовало одно очень важное и интересное исследование ученого в Филадельфии на текстильной фабрике, где он изучал причины высокой текучести рабочих в прядильном цехе. Дело в том, что на фабрике она составляла 5-6 %, а в этом цехе – 25%. Мэйо провел глубокое интервьюирование рабочих и выяснил основные причины такой текучести: низкий престиж профессии и невозможность для работников общаться друг с другом в рабочее время. Он предложил ввести некоторые, весьма незначительные изменения: разрешить людям общаться во время работы, останавливать станки по собственному усмотрению, установить два десятиминутных перерыва для расслабления в комнате отдыха, использовать в цехе медсестру с определенными психотерапевтическими функциями в ее деятельности. Последнее нововведение оказалось крайне важным и сыграло впоследствии, в ходе проведения Хоторнского эксперимента, существенную роль (о чем далее будет сказано подробнее).

Результаты превзошли все ожидания. Текучесть кадров сократилась до средней по фабрике, производительность труда выросла на 10%, значительно улучшился психологический климат в коллективе. Филадельфийский опыт принес ученому не только широкую известность блестящего социолога-эмпирика, но и послужил своеобразным прологом (иногда говорят “пилотажем”, т. е. пробным и разведывательным исследованием) Хоторнского эксперимента.

Чтобы была понятнее сущность эксперимента, необходимо коротко определить ситуацию, имевшую место на предприятиях “Вестерн электрик” ко второй половине 1920-х гг. Здесь работало порядка 30 тыс. рабочих и господствовал старомодный патернализм: рабочим выплачивались премии акциями, существовали хозяйские лавки, время от времени устраивались развлечения за хозяйский счет. Не было никаких профсоюзов, а в течение 20 лет – ни одной стачки. Однако во второй половине 1920-х гг. положение стало напряженным, администраторы жаловались на “ворчание и недовольство”, на сознательное ограничение выработки рабочими. Стала расти текучесть кадров и падать производительность труда.

Специалисты фирмы пытались использовать для ее повышения господствовавшую в то время в сфере производства концепцию Ф. Тейлора, в соответствии с которой основными факторами, влияющими на рост выработки, являются физические, прежде всего – освещенность рабочих мест. Но трехлетние опыты, связанные с усилением (ослаблением) освещенности, покраской стен в различные цвета и т. д., не дали никакого эффекта. Что касается отношения к работнику, то в рамках концепции Тейлора-Форда он рассматривался как придаток механизма, призванный его обслуживать, и не более того. На этом, собственно, базировалась поточно-конвейерная система. Именно такое представление о человеке и его месте на производстве и попытался разрушить Мэйо, доказывая, что иной подход сулит не только возникновение новых социальных отношений (названных им “человеческими”), но и рост производительности труда.

Последнее как нельзя более соответствовало устремлениям деловых кругов, особенно если учесть специфику периода конца 1920-х – начала 1930-х гг. – времени самого крупного за всю историю капитализма кризиса. Председатель правления “Дженерал фудз корпорэйшн” К. Френсис существо нового подхода к человеку выразил так: “Люди состоят из тела, ума и души, и каждая из этих составных частей, особенно душа, должна быть использована для максимального увеличения производительности”.



История социологии – Зборовский Г. Е. – Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологий