История социологии – Зборовский Г. Е. – Бурное развитие эмпирической социологии в США

Эмпирическая социология вступает в пору своего бурного развития. Оно проявилось в растущем интересе к методике, технике и процедуре исследования. Социологам (да и не только им) стало казаться, что они могут располагать самыми надежными инструментами для получения объективно истинного знания. Распространению этой иллюзии способствовала проблематика социологических исследований 1920-х гг. Она касалась наиболее острых проблем жизни и поведения социальных групп, связанных с девиациями.

Об этом свидетельствуют лишь некоторые перечисляемые ниже работы. Мы умышленно выбрали те, названия которых достаточно красноречивы и часто говорят сами за себя: “Шайка” Ф. Трешера (написана в 1927 г., посвящена описанию жизни молодых преступников); “Гетто” Л. Вирта (написана в 1928 г., в ней раскрываются особенности образа жизни населения в изолированных – для определенных, часто дискриминированных, национально-этнических групп – частях города; эмпирическое исследование было посвящено анализу судеб еврейских иммигрантов в Чикаго и проведено в еврейском гетто); “Бродяга” Н. Андерсона (написана в 1923 г., в ней характеризуются результаты эмпирических исследований среди бездомных, выражаясь современными отечественными терминами – бомжей); “Неприспособленная девушка” У. Томаса (год издания книги – 1923-й, в ней исследуются особенности поведения, профессиональные занятия, социальные отклонения, в том числе и проституция, молодых женщин, в основном иммигранток); “Золотой берег и трущоба” X. Зорбо (написана в 1929 г., в книге на материалах конкретных исследований показываются разительные контрасты между богатыми, расположенными в центральной части Чикаго, кварталами и нищенскими районами города).

Многие из этих исследований касались иммигрантов – не только поляков (как это уже показывалось на примере работы Томаса и Знанецкого), но и выходцев из Ирландии, Италии, Германии, Китая, Японии, Мексики, скандинавских государств, а также евреев, негров, мулатов, метисов из африканских и латиноамериканских стран и др. Перед всеми этими людьми стояли одни и те же проблемы – трудоустройства, иного, по сравнению с прежним, образа жизни, освоения новых социальных связей и отношений, социальной, культурной, языковой и иной адаптации. Над “плавильным котлом” американской нации клубился мощный пар, в котором пытались что-либо увидеть и понять исследователи.

Социологов (в первую очередь представителей Чикагской школы) волновали вопросы городской жизни, социального неравенства среди различных слоев населения, усиливающихся контрастов между богатством и бедностью, преступности, различного рода девиантного и делинквентного поведения, связанные зачастую именно с названными выше социальными и национально-этническими группами. С целью анализа и выявления способов решения, поставленных проблем и проводились эмпирические исследования. Государство некоторое время субсидировало такие работы, однако быстро свернуло их финансовую поддержку, увидев в разоблачающих материалах социологов определенную угрозу устоям общественного строя. Но помешать развитию эмпирической социологии было уже нельзя. Социологи-эмпирики, получив ограниченные возможности в области изучения девиантного (отклоняющегося) поведения, “перекинулись” в сферу исследования коллективного поведения, социальных и межличностных отношений в городах (сначала крупных, а затем средних и мелких), на промышленных предприятиях, а потом и в иных областях социальной жизни (образование, культура и т. д.). 1920-1930-е годы становятся периодом быстрого и активного распространения эмпирической социологии, популярность ее необыкновенно возрастает. Эти два десятилетия характеризует и начало институционализации отраслевых социологии (социологии города, индустриальной социологии, социологии труда, социологии менеджмента, социологии культуры, социологии образования, социологии знания, социологии медицины и т. д.).

Что касается территориально-пространственного аспекта эмпирической социологии, то в основном она развивалась в США. В Европе активное распространение эмпирических исследований падает на период после Второй мировой войны. Но что интересно и важно отметить, все (или почти все) американские социологи, прежде чем стать эмпириками, как правило, проходили серьезную школу философско-социологической теоретической подготовки в европейских университетах, чаще всего немецких, слушая лекционные курсы ведущих профессоров в Берлине, Геттингене, Гейдельберге и других городах. Поэтому есть достаточные основания утверждать, что американская эмпирическая социология, а именно она и была долгое время законодателем моды в этой области производства научного знания, испытала на себе серьезное влияние европейской теоретической социологии и социальной философии.

Почему эмпирические исследования становятся предметом самого пристального научного и практического интереса? С чем связана “экспансия” этих исследований? Эмпиризм в социологии распространяется в силу растущей потребности в нем, причем потребности двух видов – как социальной, так и собственно научной. В первом случае все больше ощущают необходимость в развитии эмпирической социологии промышленные предприятия, поскольку на них возникают конкретные производственные и социальные проблемы, которые можно решать только с помощью эмпирических исследований. Во втором случае, в рамках сугубо внутренних потребностей самой социологической науки, использование принципов эмпиризма становится одним из важнейших необходимых условий ее дальнейшего развития, появления новых теорий и обоснованных гипотез. Степень зрелости социологии как науки в целом становится все более зависимой от степени зрелости эмпирической социологии.

Итак, нужны были новые теории с гипотезами, подлежащими эмпирической проверке и, как отклик на них, соответствующие эмпирические исследования. Одной из первых откликнулась на возникшие потребности и общества, и социологии Чикагская школа.



История социологии – Зборовский Г. Е. – Бурное развитие эмпирической социологии в США