История социологии – Зборовский Г. Е. – Глава 16 Позитивизм и натурализм в российской социологии

§ 1. Жизнь и творчество М. М. Ковалевского

В двух предшествующих главах говорилось о том, что позитивизм был очень влиятельным направлением в российской социологии. Рассматривая взгляды П. Л. Лаврова, Н. К. Михайловского, Н. И. Кареева, мы доказывали, что они испытали на себе сильное влияние идей О. Конта, Г. Спенсера, да и в целом принципов позитивизма (хотя далеко не совсем и не всегда соглашались, более того, полемизировали и подвергали критике некоторые его положения). Творчество этих российских мыслителей вполне могло быть отнесено к позитивистскому течению, несмотря на то, что характеризовалось в рамках субъективного направления социологии. Обратим вновь внимание, что среди особенностей российской социологии в теориях отдельных ее представителей имеет место наличие взглядов и идей, относящихся к различным направлениям этой науки. В данной главе мы еще раз найдем подтверждение указанной выше особенности, в частности, при рассмотрении творчества М. М. Ковалевского, которого считают в литературе представителем и объективной социологии, и позитивизма.

Максим Максимович Ковалевский (1851-1916) родился в Харькове в состоятельной дворянской семье. Окончил в 1872 г. Харьковский университет, затем продолжал образование в Западной Европе (1873-1877), где готовился к магистерскому экзамену. За границей познакомился и систематически встречался с Г. Спенсером и К. Марксом, российскими позитивистами Г. Н. Вырубовым, ПЛ. Лавровым и Е. В. де Роберти, активно включился в позитивистское движение. В 1877-1887 гг. стал профессором Московского университета. Выезжал за границу для преподавания права, истории и социологии. Стал неформальным лидером молодой московской профессуры, а его лекции пользовались колоссальным успехом у студентов и коллег.

Деятельность Ковалевского вызывала серьезные нарекания со стороны властей, в конечном счете без всяких объяснений он был уволен из университета. Затем в течение 17 лет преподавал за рубежом в ведущих университетах Европы и США. В Париже стал одним из основателей Высшей русской школы общественных наук и ее лектором. В 1905 г. вернулся в Россию, преподавал в ряде вузов Петербурга (университете, политехническом и психоневрологическом институтах). Стал депутатом первой Государственной думы, активно включившись в политическую деятельность. Был членом Государственного совета. В 1914 г. его избрали академиком Российской академии наук. В 1909-1916 гг. издавал журнал “Вестник Европы”. Пользовался в стране непререкаемым авторитетом и громадной популярностью. Его смерть была воспринята интеллигенцией России как национальная утрата.

Социологическое творчество Ковалевского чрезвычайно разнообразно. Оно включает в себя анализ места и роли социологии в жизни общества и ее соотношения с другими науками, характеристику сравнительно-исторического метода, теорию прогресса в контексте генетической социологии, учение о факторах общественного развития и его закономерностях. Основные труды по социологии: “Теория заимствования Тарда” (1903), “Этнография и социология” (1904), “Современные социологи” (1905), “Социология” (в 2 т., 1910), “Развитие социологии на Западе и в России” (1913). В современной России недавно был издан двухтомник социологических работ Ковалевского [Ковалевский. Соч.: В 2 т. 1997].

Предмет и метод социологии

Будучи сторонником и последователем Конта и Спенсера, Ковалевский принимает общую позитивистскую трактовку предмета и задач социологии как науки. Он считает, что даже спустя три четверти века после того как Конт впервые дал понятие социологии, его позиция не устарела. Главным в ней является признание порядка и прогресса человеческого общества как предмета этой науки. Сам Ковалевский в своей двухтомной “Социологии” так определяет ее предмет: “Социология, в отличие от истории, необходимо отвлекается от массы конкретных фактов и указывает лишь обитую их тенденцию, никогда не теряя из виду основной своей задачи – раскрытия причин покоя и движения человеческих обществ, устойчивости и развития порядка в разные эпохи в их преемственной и причинной связи между собой” [Ковалевский. 1997. Вып. 2. С. 20]. Вместе с тем, он вводит некоторые уточнения в контовское понимание предмета социологии (на основании работ других авторов), полагая, что вместо порядка лучше говорить об организации, а вместо прогресса точнее использовать термин “развитие”.

Большое внимание Ковалевский уделяет рассмотрению вопроса о соотношении социологии с другими науками, в первую очередь с историей, затем – с философией, этикой, психологией, биологией, этнографией, статистикой, политэкономией, государствоведением. Смысл подхода российского ученого к этому соотношению базируется на соблюдении правил “обмена услуг”: “…конкретные науки об обществе, поставляя социологии материал для ее умозаключений, в то же время должны опирать свои эмпирические обобщения на те общие законы существования и развития, какие призвана установлять социология как наука о порядке и прогрессе человеческих обществ…” [1997. Вып. 2. С. 39].

С самых первых шагов своего научного творчества Ковалевский проявлял громадный интерес к сравнительному анализу изучаемого материала и, вместе с тем, к историческим явлениям и процессам. В итоге это привело его к использованию в качестве одного из основных методов научного исследования сравнительно-исторического. Суть его в параллельном изучении общественной эволюции различных народов, как древних, так и современных, на основе которого возможно дать общую формулу поступательного движения общественной жизни.

При этом Ковалевский говорит о необходимости эмпирической проверки любых выводов, полученных в ходе использования сравнительно-исторического метода. Поскольку оно возможно лишь на основе обнаружения определенного сходства в общественной жизни народов, его волновали источники этого сходства. Он отмечал наличие четырех таких источников: а) чистую случайность, б) единство происхождения, в) заимствование и подражание, г) общность культурных условий и стадий развития. Сходство четвертого типа представляет для социолога, по мнению Ковалевского, особый интерес.

Помимо сравнительно-исторического метода, российский ученый говорил об использовании и других, тесно связанных с ним, способов и приемов анализа. Он писал о “методе пережитков”, который базируется на наличии в поздних социально-культурных формах следов предшествующих форм и порядков. Изучая эти остаточные формы (“пережитки”), социолог может делать выводы о предшествующих стадиях развития. Еще один “близкий” к этому метод – этнографический, связанный с изучением жизни и быта народов. Но, ни один из названных методов, включая и статистический, полагал Ковалевский, не способен решить проблем социологического анализа сам по себе, без взаимосвязи с другими.

Чтобы сравнительно-исторический метод был эффективно использован, необходимо соответствие его ряду требований: 1) основа для сравнения и сопоставления социальных фактов должна быть максимально широкая, включая не только европейские страны, но и США, страны Азии и Африки; 2) сравнение должно базироваться на представлении о системном характере общественной жизни, предполагающем взаимосвязь всех ее сторон; 3) необходимо использовать материалы, предоставляемые всеми науками в отношении анализа интересующей проблемы, при этом они должны быть сопоставлены с целью обнаружения в них повторяемости; 4) наконец, на основании применения сравнительно-исторического метода следует стремиться к выявлению общих закономерностей развития и получению практических рекомендаций, направленных на улучшение управления процессом укрепления человеческой солидарности.



История социологии – Зборовский Г. Е. – Глава 16 Позитивизм и натурализм в российской социологии