История социологии – Зборовский Г. Е. – Глава 29 Отечественная социология с рубежа 1910-1920-х гг. до начала 1930-х гг

Рассмотрев процессы, характерные для социологической науки XX в. в Европе и США, мы переходим к анализу развития отечественной социологической мысли – с сохранением той же логики и структуры, что были использованы в предшествующих главах. При этом, конечно, будет учтена “российская специфика”, состоящая в данном случае в том, что по меньшей мере четверть века (с начала 1930-х до рубежа 1950-1960-х гг.) в условиях господства сталинского режима социология находилась под запретом. Поэтому вслед за первым периодом (от Октябрьской революции 1917 г. до начала 1930-х гг.) будет рассмотрен второй (от рубежа 1950-1960-х гг. до конца 1980-х гг.), а затем и третий (с конца 1980-х гг. до наших дней). Анализу каждого из трех периодов будет посвящена своя, особая глава.

В рамках первого периода, к непосредственной характеристике которого мы переходим, целесообразно выделить два полпериода. Первый – с конца 1917 г. до конца 1922 г. – можно в самом общем плане определить как время противоборства немарксистской (антимарксистской) и марксистской социологии, второй – с конца 1922 г. до начала 1930-х гг. – как время утверждения и победы марксистской социологии, завершившееся, в точном соответствии с логикой развития социальных и идеологических процессов в СССР, реальным запретом и теоретических, и эмпирических социологических исследований. Конец 1922 г. рассматривается нами как рубеж в противостоянии двух принципиально различных направлений в развитии социологической науки (марксистской и немарксистской), поскольку был ознаменован своего рода знаковым событием – высылкой из страны большой группы творческой интеллигенции, в составе которой оказался и П. Сорокин, ведущий отечественный социолог, который впоследствии, как об этом уже писалось, составил славу мировой социально-гуманитарной науки.

§ 1. Отечественная социология в 1917-1922 гг.

В рамках первого подпериода отечественная социология развивалась преимущественно как теоретическая наука. Эмпирические исследования, традиции которых не были заложены в дореволюционный период, почти не проводились, хотя потребность в них уже давала о себе знать. Молодое правительство страны Советов – Совнарком – вначале благожелательно отнеслось к проведению социальных исследований и рекомендовано приступить к их осуществлению еще в мае 1918 г. Да и в целом отношение к социологии на первых порах послереволюционного развития было положительным. Более того, начался процесс ее институционализации.

Он был вызван значительным интересом к этой науке, о чем свидетельствовал количественный рост издаваемой социологической литературы и в целом литературы в области социальной проблематики. Например, по социологии в 1918 г. вышло из печати на 40 книг больше, чем в 1917 г. В 1921 г. в России было издано более 4000 томов литературы по социальным проблемам, что составило половину от годовой книжной продукции.

В октябре 1918 г. был создан Социобиблиологический институт, которому предстояло решить несколько задач. Одной из них стала подготовка и проведение конкретных социологических исследований, другой – популяризация социологических знаний, в том числе путем оказания помощи в ознакомлении с литературой по социальным проблемам. Через год после своего создания, в 1919 г., Социобиблиологический институт был преобразован в Социологический институт, директором которого в начале 1920 г. стал известный российский социолог К. М. Тахтарев. В составе института работали также не менее известные социологи П. А. Сорокин и Н. А. Гредескул.

Оказавшись у руководства института, Тахтарев поставил вопрос о расширении направлений его работы. Помимо научных исследований, планировалось обеспечение необходимого уровня высшего социологического образования, обучение работников государственного и партийного аппарата и распространение социологических знаний среди народа. Однако эти предложения не получили поддержки, скорее наоборот, вызвали опасение расширения влияния немарксистской социологии.

Еще одним важным показателем институционализации социологической науки в стране явилось возобновление в 1919 г. работы Русского социологического общества им.- М. М. Ковалевского. Его председателем был избран пользовавшийся большим авторитетом среди социологов Н. И. Кареев. Социологический институт и Русское социологическое общество стали основными центрами притяжения интересов исследователей и педагогов, которые регулярно собирались слушать доклады и лекции ведущих ученых. На эти встречи приходили и люди, просто желающие получить знания в области социологической науки. С докладами и лекциями выступали П. А. Сорокин, К. М. Тахтарев, Н. А. Гредескул, Н. И. Кареев, А. А. Гизетти, П. И. Люблинский и др. На собрания социологов приходили, как правило, сторонники самых разных направлений, включая представителей и марксистской, и немарксистской ориентации.

Однако последние все же доминировали. Впоследствии это явилось одним из оснований для прекращения работы и Социологического института, и Русского социологического общества. Институт был закрыт в 1921 г., чуть позже – Русское социологическое общество. Власть предержащие хорошо понимали, что нельзя давать возможность готовить кадры, проводить исследования и издавать книги по социологии профессорам либерального направления.

Была введена ученая степень по социологии, созданы первые социологические кафедры в Ярославском и Петроградском университетах. В последнем был образован первый в России факультет общественных наук, деканом которого стал Сорокин. Именно он написал первые учебные программы по социологии – и для высшей, и для средней школы, поскольку появилась возможность обучения основам этой дисциплины.

Такая возможность возникла вследствие разрешения Парком проса (Народного комиссариата по делам просвещения) преподавать социологию в школах. Более того, была поставлена задача обеспечить переход ко всеобщему обязательному изучению социологии. Однако в связи с отсутствием в достаточном количестве необходимой учебной литературы, а главное – подготовленных педагогических кадров, способных пропагандировать идеи социализма и коммунизма, на основании проверки работы ряда школ Петрограда Наркомпрос вскоре запретил преподавание социологии. Вместо нее было введено обучение основам политических знаний, к преподаванию которых допускались лишь члены партии большевиков.

Активно издавалась социологическая литература – как марксистского, так и – первоначально – немарксистского характера. Особое значение имела публикация учебников. К числу основных марксистских произведений этого жанра, написанных в период 1917-1922 гг., следует отнести, прежде всего, работы Е. А. Энгеля и Н. И. Бухарина*113; книга последнего была подвергнута резкой и беспощадной критике в рецензии П. Сорокина.

*113: {Энгель Е. А. Социология. Краткий курс средней школы. Пг., 1919; Бухарин Н. И. Теория исторического материализма. Популярный учебник марксистской социологии. М., 1921. }

Среди учебников и научных трудов немарксистской ориентации выделялись работы В. М. Хвостова, П. А. Сорокина, К. М. Тахтарева и др.*114 Однако после высылки за рубеж значительного отряда российской творческой интеллигенции, не поддерживавшей советскую власть, издание немарксистской литературы по социологии было, по существу, прекращено.

*114: {Хвостов В. М. Социология. М., 1971. Т.1.; Его же. Основы социологии. М., 1920; Сорокин П. А. Общедоступный учебник социологии. Ярославль, 1920; Его же. Система социологии. Т. 1,2. Пг., 1920; Тахтарев К. М. Наука об общественной жизни, ее явлениях, отношениях и закономерностях. Опыт изучения общественной жизни и построения социологии. Пг., 1919; Его же. Общество и его механизмы. Пг., 1921. }

Аналогичные запретительные действия были предприняты в отношении исследовательских институтов, где проводилась работа по изучению социологических проблем, и преподавания предмета социологии в высших учебных заведениях. В 1922 г. были закрыты кафедры социологии. В следующем учебном году – 1923/24 – впервые в вузах Петрограда было введено преподавание курса исторического материализма.

Таким образом, противоборство двух линий в развитии отечественной социологии в первые годы советской власти завершилось чисто волевым, авторитарным способом, который затем постоянно использовался в практике деятельности Коммунистической партии и советского государства. В немалой степени такому решению проблемы социологического противостояния способствовала позиция В. И. Ленина, сформулированная им в статье “О значении воинствующего материализма” (1922). Суть этой позиции была выражена в двух положениях: 1) кто не с нами, тот против нас; 2) мы не так сильны, чтобы за деньги пролетариата разрешить в стране враждебное большевизму инакомыслие.

Результатом деятельности правительства, основанной на таком отношении к дореволюционной профессуре, стало либо прекращение ею научной и педагогической деятельности в области социологии, либо выезд из страны (по некоторым данным, эмигрировало более 80 социологов). Лишь единицы перешли в идеологический стан марксизма. Начался процесс бурной “идеологизации” социологии, продолжавшийся в стране (с перерывом почти в 30 лет) вплоть до 1990-х гг. С ним оказалась тесно связанной и репрессивная деятельность по отношению к инакомыслящим ученым. Дальнейшее социологическое творчество могло осуществляться лишь в рамках одного направления – марксистского.



История социологии – Зборовский Г. Е. – Глава 29 Отечественная социология с рубежа 1910-1920-х гг. до начала 1930-х гг