История социологии – Зборовский Г. Е. – Первые попытки институционализации

Между названными двумя знаковыми публикациями (статьи Немчинова и Кучинского) в журнале “Вопросы философии” (другого в стране в то время просто не было; поскольку же социология долгое время считалась философской наукой, то все материалы о ней печатались в этом журнале) состоялись не менее важные для возрождения отечественной социологии события, связанные с первым выходом СССР на международную социологическую арену. Речь идет об участии в работе III Всемирного социологического конгресса (Амстердам, 1956) советской делегации во главе с академиком П. Н. Федосеевым, которое преследовало цель признания отечественной социологической пауки (еще реально отсутствовавшей!) в мире и было первым шагом на этом пути.

Второй шаг предстояло сделать через год, в 1958 г., когда в Москве было созвано международное совещание социологов с приглашением на него президента Международной социологической ассоциации (МСА) французского ученого Ж. Фридмана и таких известных за рубежом исследователей, как Р. Арон (Франция), Т. Боттомор (Англия), Э. Хьюз (США), Г. Шельски (ФРГ) и др. Справедливости ради надо отметить, что к контактам стремилась и МСА, что вытекало из духа ее работы как организации, действующей в рамках ЮНЕСКО и стремящейся к расширению своего влияния в мире. На этом совещании главный доклад, сделанный Федосеевым с советской стороны, был посвящен проблеме мирного сосуществования в социологических исследованиях и преподавании социологии. Это был резкий скачок вперед в деле признания значительной роли социологической науки в марксизме.

С учетом названных двух шагов (участия во Всемирном социологическом конгрессе и проведения в Москве международного совещания социологов), а также в связи с приглашением большой группы зарубежных ученых посетить СССР в конце 1950-х гг. (всего за четыре года в стране побывало более 200 известных зарубежных философов и социологов, включая Т. Парсонса, Р. Мертона, А. Гоулднера, Ч. Р. Миллса, У. Ростоу и др.), по всей видимости, есть основания утверждать, что отечественная социология возрождалась вначале в своеобразной “экспортной модели”. Таким образом, процесс ее институционализации начинался не “изнутри”, а “извне”.

Продолжением этого процесса явилось создание в 1958 г. Советской социологической ассоциации (ССА), которая в том же году стала членом МСА. Первым президентом ССА был Ю. П. Францев, а вице-президентом – Г. В. Осипов. Несмотря на то, что ССА возникла как добровольное объединение ученых и организаций, занимающихся исследованием в стране социологических проблем, первоначальной ее задачей было представлять отечественную социологию на международной арене. В целом следует отметить, что процесс “внешней” институционализации этой науки, как бы он ни был оторван от внутренних потребностей ее развития, явился все же важным и серьезным стимулом для развертывания сої дологических исследований в стране.

В самом же Советском Союзе возрождение социологии, начавшись с конца 1950-х гг., шло параллельно с двух сторон – теоретической и эмпирической. В теоретическом плане продолжались бесконечные дебаты о месте социологии в марксизме, о ее соотношении с диалектическим и историческим материализмом, о том, как соотносится теоретическая социология с эмпирическими (прикладными) исследованиями и является ли она вообще социологией. В этих дискуссиях постоянно ставились вопросы, что для чего и как выступает методологической основой. Не случайно на Западе споры на эту тему в СССР были определены как “семейная склока”.

Тем временем проводились одно за другим конкретные социологические исследования, масштабы и значение которых возрастали год от года, что заставляло обращать на них самое пристальное внимание и ставить вопрос о широком общественном признании социологии. В 1961 г. вышла книга “Подъем культурно-технического уровня рабочего класса в СССР” (под редакцией М. Т. Иовчука), написанная на материалах крупного социологического исследования, проведенного уральскими социологами на промышленных предприятиях Свердловской области. Она была замечена “верхами”, получила положительную оценку и одобрение. Тем самым был задан импульс к исследованию круга проблем, в которых отразился интерес к рабочему классу и его культуре, на многие последующие годы. Большую роль в подготовке названной книги сыграла первая в стране вузовская социологическая лаборатория, созданная в 1960 г. в Уральском государственном университете. Именно ее сотрудники участвовали в сборе эмпирического материала на ряде предприятий Свердловска и Свердловской области, который лег в основу книги.

Под руководством Г. В. Осипова происходило изучение трудовых коллективов на московских и горьковских заводах. Началось исследование отношения к труду молодых ленинградских рабочих (под руководством В. А. Ядова и А. Г. Здравомыслова) в рамках созданной при ЛГУ лаборатории социологических исследований. Безуспешная работа явилась своеобразным толчком для появления аналогичных лабораторий в ряде других университетов страны (Московском, Киевском, Белорусском, Казанском и др.), быстро превратившихся в центры подготовки и проведения многих социологических исследований. Здесь следует также сказать о том, что первая кафедра конкретных социологических исследований была создана в МГУ в 1964 г.

К этому времени в стране уже существовало первое академическое подразделение социологического профиля – созданный в 1960 г. сектор исследований новых форм труда и быта в Институте философии АН СССР (руководитель Г. В. Осипов), ставший в 1966 г. отделом конкретных социальных исследований. Для институционализации социологии имело большое значение создание в АН СССР Научного совета по проблемам конкретных социальных исследований. Помимо Института философии с его специализированным отделом к работе совета подключались другие академические институты, где создавались структуры, занимавшиеся организацией и проведением социологических исследований: Институт экономики, Институт этнографии, Институт государства и права. В первом была создана лаборатория социально-экономических и демографических проблем, во втором появился сектор конкретных исследований культуры и быта народов СССР, в третьем возникла лаборатория социально-правовых исследований.

В стране быстро рос интерес к эмпирическому изучению конкретных социальных проблем с помощью социологических методов. В вузах стремительно увеличивалось количество преподавателей, стремившихся к этой работе. Появлялись первые социологические службы на крупных промышленных предприятиях, особенно тех, которыми руководили масштабно мыслившие директора. По официальным данным, к середине 1960-х гг. в стране занимались социологическими исследованиями около 2 тыс. человек. Росту такого интереса, безусловно, способствовало появление серьезной социологической литературы.

В 1960-х гг. был выпущен целый ряд книг по социологии, сыгравших очень важную роль в становлении ее как науки и практической сферы деятельности. Среди них следует назвать в первую очередь книги А. Г. Харчева “Брак и семья в СССР” и Г. А. Пруденского “Время и труд” (1964), пятитомное собрание сочинений С. Г. Струм ил и на (1965), результаты социологического исследования села “Копанка 25 лет спустя” (1965), двухтомник “Социология в СССР” (1966), монографии по материалам исследований ленинградских, горьковских и московских рабочих “Человек и его работа” и “Рабочий класс и технический прогресс” (1967), книгу И. С. Кона “Социология личности” (1967), работы Б. А. Грушина “Свободное время. Актуальные проблемы”, “Мнения о мире и мир мнений” (1967), курс лекций В. А. Ядова “Методология и процедуры социологических исследований” (1968).

В этих публикациях, с одной стороны, был обобщен опыт и подведены итоги ряда важных исследований рабочего класса и крестьянства, социальных процессов в городе и на селе, проблем рабочего и внерабочего (в том числе свободного) времени и др. С другой стороны, как показали названные выше работы, появилась возможность ставить серьезные теоретические проблемы развития социологии в обществе, ее возрастающей роли и перспектив влияния на социум. Среди наиболее важных направлений теоретических исследований оказались разработки социальной структуры общества, личности, брака и семьи, молодежи, труда, культуры и др. Заметный интерес был проявлен к вопросам методологии, методики, техники и процедуры социологического исследования.

Стало очевидно, что у социологии имеется свой категориальный аппарат, своя система понятий, которая обладает значительной спецификой и позволяет рассматривать общество и его конкретные проблемы, не прибегая постоянно к использованию философских абстракций. При этом становилось ясно, что социологические понятия могут быть переведены на операциональный уровень исследования и с помощью определенных систем показателей заложены в его инструментарий. Наиболее употреби-. тельными становились такие социологические категории, как социальная структура, социальные группы, социальные институты, социальные организации, социальный тип, личность, культура, социальное взаимодействие, социальные взаимосвязи и др. Работа с этими узловыми понятиями могла проводиться лишь социологами, представители других сфер общественного знания были не в состоянии ее осуществить.

В совокупности все это дало возможность впервые поставить вопрос о самостоятельности социологии как науки и необходимости ее институционализации в данном качестве. Однако такая ситуация никак не вписывалась в прокрустово ложе трех составных частей марксизма (философия диалектического и исторического материализма, марксистская политическая экономия, научный коммунизм). Кроме того, возникала другая, не менее серьезная угроза – получить не просто опасного в теоретическом отношении конкурента, а “вскормить на груди” социалистического общества змею, которая потом будет больно жалить его в самые болезненные места, убедительно и конкретно показывая противоречия, недостатки и слабости социального организма.

Понятно поэтому, что сложившееся положение дел вызвало бешеное сопротивление противников социологии как особой самостоятельной науки и в конце концов привело к тому, что власть предержащие идеологи объявили ее прикладной дисциплиной. По существу, это было силовое решение: сначала дать подискутировать, а потом объявить, что самостоятельной науки социологии нет и быть не может. В лучшем случае есть прикладные социологические исследования, которые, безусловно, важны и полезны, но не могут претендовать на статус полновесной социальной науки.



История социологии – Зборовский Г. Е. – Первые попытки институционализации