История социологии – Зборовский Г. Е. – § 6. Принцип рациональности и теория капитализма М. Вебера

Как известно, М. Вебер расположил четыре описанных им типа социального действия в порядке возрастания рациональности – от чисто традиционного к целерациональному [Вебер. 1990. С. 628-629]. Сделал он это, конечно, не случайно. Социолог был убежден, что рационализация социального действия – это тенденция самого исторического процесса. Что она означает? Прежде всего, то, что рационализируются способ ведения хозяйства, управление во всех областях жизни, образ мышления людей.

В результате действия тенденции рационализации в Европе впервые возник новый тип общества, который современные социологи определили как индустриальный. Главный его признак, по Веберу, – господство формально-рационального начала, т. е. того, чего не было во всех предшествовавших капитализму традиционных обществах. Стало быть, основной критерий, позволяющий отличать докапиталистические типы общества от капиталистического, согласно Веберу, состоит в отсутствии формально рационального начала. Формальная рациональность – это рациональность как самоцель, взятая сама по себе, рациональность ни для чего конкретно и вместе с тем для всего в целом. Формальной рациональности противостоит “материальная” рациональность как рациональность для чего-либо, для каких-то целей, лежащих за пределами экономики.

Как считает Вебер, в направлении формальной рационализации движется весь исторический процесс. Понятие формальной рациональности – это идеальный тип, ив эмпирической реальности в чистом виде встречается крайне редко. Формальная рациональность соответствует преобладанию целерационального типа действия над другими. Она присуща не только организации хозяйства, управления, образа жизни в целом, но и характеризует поведение индивида, социальной группы. Таким образом, формально-рациональное начало становится основным принципом капиталистической организации общественной жизни. Учение о формальной организации – это, по существу, веберовская теория капитализма. Она тесно связана с теорией социального действия и учением о типах господства.

Эпоха поставила перед ученым центральный вопрос о том, что такое современное капиталистическое общество, каково его происхождение и в чем состоят пути развития, какова судьба индивида в этом обществе. На поставленный вопрос он ответил характеристикой типа целерационального действия. Наиболее чистым его образцом и конкретным проявлением он считал поведение индивида в экономической сфере. И примеры целерационального действия он приводит, как правило, из этой сферы. Это или обмен товаров, или биржевая игра, или конкуренция на рынке и т. д.

Главное в капитализме для Вебера это способ, тип ведения хозяйства. “Капиталистическим, – пишет он, – мы здесь будем называть такое ведение хозяйства, которое основано на ожидании прибыли посредством использования возможностей обмена, т. е. мирного (формально) приобретательства” [1990. С. 48]. Поскольку такое ведение хозяйства имело место, по Веберу, в древности и в Вавилоне, и в Индии, и в Китае, и в Риме, можно говорить о первом этапе (типе) развития капитализма. Однако возникший на Западе в XVI в. капитализм оказался иной организацией общественной жизни, поскольку появились новые формы, типы и направления его развития. Они оказались связанными с торговлей, деятельностью капиталистических авантюристов, денежными операциями и т. д. Это был второй этап (тип) капитализма. Наконец, современный Веберу этап (тип) его развития характеризуется тем, чем, никогда ранее не мог быть отмечен, рациональной капиталистической организацией свободного (формально) труда [Там же. С. 50-51].

Современная рациональная организация капиталистического предприятия ориентирована на товарный рынок. Она, по мнению Вебера, “немыслима без двух важных компонентов: без господствующего в современной экономике отделения предприятия от домашнего хозяйства и без тесно связанной с этим рациональной бухгалтерской отчетности” [Там же. С. 51].

Неслучайно формально-рациональное начало, по Веберу, – это то, что поддается количественному учету и без остатка исчерпывается количественной характеристикой. Но точная калькуляция, по мнению немецкого социолога, возможна лишь при использовании свободного труда. Поэтому понятно, почему Вебер в качестве одной из основных характеристик капитализма рассматривает рациональную организацию именно свободного труда.

Говоря о веберовской теории капитализма, следует отметить, что она включает в себя в качестве важнейшей составляющей рассмотрение немецким ученым социальной структуры общества вообще, капиталистического – в особенности и в первую очередь. Нужно сказать, что в социологии существует много концепций и теорий, объясняющих природу, причины возникновения, характер и другие аспекты социальной структуры. Но только две из них (Маркса и Вебера) дали начало основным подходам (парадигмам), которые условно можно назвать классовым и стратификационным. Условно потому, что Маркс не отвергал существования в социальной структуре общества определенных слоев, тем более Вебер не отрицал наличия классов. Однако главными элементами социальной структуры для Маркса выступали классы, и вся его концепция общества базировалась на признании их в качестве основы этой структуры. Для Вебера же, наряду с наличием классов в их Марксовом понимании, определяющую роль играли статусные, престижные, властные (наличие или отсутствие, власти), материальные (связанные с получаемым доходом) и иные различия между слоями общества.

Вебер характеризовал классовые проблемы как чрезвычайно важные для разработки теории социальной структуры, однако марксовое деление общества на классы считал узким, экономическим, не отражающим сложности и глубины реальной социальной дифференциации. Принимая концепцию Маркса об экономических факторах как наиболее важных в образовании и существовании классов, он полагал, что последние нельзя рассматривать только в зависимости от отношений собственности на средства производства.

Источники экономических различий в социальной структуре включают в себя, по Веберу, профессиональное мастерство, квалификацию, знания, навыки, которые ценятся весьма высоко и оказывают существенное влияние на место и положение человека (группы) в обществе. А это означает, что подлинные профессионалы своего дела могут получать большие доходы, даже не обладая собственностью на средства производства (скажем, юристы, менеджеры, врачи), вследствие чего они попадают в группы с высоким статусом.

Таким образом, согласно Веберу, профессиональные знания, умения, навыки, наличие диплома, ученой степени определяют уже не столько классовые, сколько слоевые различия, или различия между стратами (от лат. stratum – слой, пласт; термин, который ранее использовался в геологии и географии для описания структуры земной коры, а затем получил применение и в социологии для характеристики структуры общества; отсюда название подхода – стратификационный). Они имеют в значительной мере статусный характер. Сам статус определяется через различия между индивидами и социальными группами по социальному престижу, которым они обладают относительно друг друга.

Из приведенных выше положений вытекают сравнения между классовыми и статусными различиями. Если первые даны объективно, то вторые зависят от субъективных оценок людьми социальных различий. Если классы берут начало в экономических факторах, связанных с собственностью и доходами, то статусы зависят от различных образов жизни, которые ведут те или иные индивиды, либо их группы*33.

*33: {Подробнее о стратификационном подходе Вебера, трактовке им классовых и статусных различий см.: Вебер М. Основные понятия стратификации // Социол. исслед. 1994. № 5. С. 147-156.}

Концепция социальной структуры Вебера была тесно взаимосвязана с его теорией социального действия. В соответствии с ней развитие общества есть процесс рационализации действий индивидов, усиления целерационального типа поведения, одним из основных компонентов которого является достижение профессионального мастерства и соответствующего статуса. Немецкий социолог делает вывод о быстром росте слоя людей, не имеющих собственности, но обладающих высоким профессионализмом, позволяющим им получать большой доход. Этот слой и создает основу “среднего класса”.

Отсюда – неприятие Вебером идеи Маркса об усилении поляризации классов в условиях капитализма. Наоборот, по его мнению, увеличение удельного веса целерационального типа действия ведет не к размежеванию классов и групп, а к их сотрудничеству. Впоследствии этот аргумент нашел очень сильное практическое подтверждение в жизни развитых капиталистических стран. Появившийся в них мощный средний класс включает в себя и собственников средств производства, и людей, не обладающих ими, но получающих значительный доход в силу собственной профессиональной компетентности и успешной ее реализации в производственной или иной деятельности.

Практическое доказательство справедливости и истинности идей Вебера привело к тому, что его концепция социальной структуры оказала очень большое воздействие на развитие социологии. С определенными модификациями идеи этой концепции используются и сегодня.

Не следует думать, что Вебер идеализировал капиталистическое общество. Он осознавал его многомерность, сложность и противоречивость, особенно классовых и групповых отношений. Вебер анализировал социальные группы, в первую очередь по признакам их престижа, власти и статуса, и описывал конфликты между ними. Он видел усиление чиновничества и бюрократического аппарата и предсказывал установление их диктатуры, полемизируя в то же время с положением Маркса о перспективах диктатуры пролетариата.



История социологии – Зборовский Г. Е. – § 6. Принцип рациональности и теория капитализма М. Вебера