История социологии – Зборовский Г. Е. – § 2. Социал-дарвинистское направление в социологии. Взгляды Л. Гумпловича и Г. Ратценхофера

Под социал-дарвинизмом чаще всего понимают направление (иногда пишут “школа” или даже “парадигма”) в социологии, провозгласившее в качестве определяющих факторов общественной жизни принципы естественного отбора и биологической эволюции и рассматривающее их как принципы социального отбора и социальной эволюции. Представители этого направления исходят из посылки, согласно которой все социологические выводы должны соответствовать естественнонаучным законам, а в основе общественных структур лежат природные особенности человека.

Для социал-дарвинизма характерно применение дарвиновской теории борьбы за существование к рассмотрению социальной жизни, т. е. определение последней как арены непрерывной и повсеместной борьбы, столкновений, конфликтов между индивидами, социальными общностями (группами) людей, целыми обществами. При этом представители социал-дарвинизма приписывают социальным конфликтам статус естественности (подобно тому, как в органической природе естественной является внутривидовая и межвидовая борьба). При таком подходе, очевидно, что социал-дарвинизму присущий биологический редукционизм. Наиболее яркими выразителями идей социал-дарвинизма стали польско-австрийский социолог Л. Гумплович и его австрийский последователь Г. Ратценхофер, американские социологи А. Смолл и У. Самнер. Рассмотрим коротко существо их взглядов и позиций.

Людвиг Гумплович (1838-1909), один из известнейших европейских социологов XIX в., написал ряд крупных работ по общим проблемам социологии. Некоторые из них были переведены на русский язык*11.

*11: {Гумплович Л. Социология и политика. М., 1895; Его же. Основания социологии. СПб.,1899; Его же. Очерки истории социологии. СПб., 1899; Его же. Социологические очерки. Одесса, 1899.}

Гумплович рассматривал социологию как науку, занимающуюся изучением социальных групп и отношений между ними. Так что понимание им предмета социологии и по сей день не потеряло своей актуальности. “Истина в том, – писал он, – что социальный мир с самого начала, всегда и повсюду движется только группами, группами приступает к деятельности, группами борется и стремится вперед… В гармоническом взаимодействии социальных групп лежит единственно возможное решение социальных вопросов, насколько оно вообще возможно” [1996. С. 35].

В реальности же основное состояние отношений между группами, согласно Гумпловичу, – непрерывная и беспощадная борьба, которая является главным фактором их социальной жизни. В качестве основного социального закона социолог объявляет “стремление каждой социальной группы подчинять себе каждую другую социальную группу, встречающуюся на ее пути, стремление к порабощению, господству” [1895. С. 159]. Нетрудно обнаружить, что в основу концепции Гумпловича положен дарвиновский закон борьбы за существование, примененный им к рассмотрению общественных отношений, главными среди которых социолог считает групповые.

Важно, однако, отметить, что в основе межгрупповых конфликтов лежат, по мнению социолога, стремления людей к удовлетворению материальных потребностей. Следовательно, борьба – групповая, а интересы – индивидуальные. И это положение вошло в теоретический банк социологических идей, которые затем были взяты на вооружение некоторыми исследователями. Нужно только уточнить одно существенное обстоятельство: обращая внимание на социальные конфликты как основу общественной жизни, социал-дарвинисты (в первую очередь Гумплович) не имели в виду классовую борьбу. Связь между групповым противоборством и классовыми, более широко, социальными отношениями вообще не принималась ими в расчет.

Гумплович выступал противником простых аналогий между живой природой и обществом как объясняющего принципа социологии (что можно было найти, к примеру, у Спенсера). По его мнению, использование биологических сравнений, сопоставлений и даже в ряде случаев аналогий с общественными процессами и явлениями только лишь помогает более ясно и доходчиво понять последние. Но реального и подлинного знания социальной жизни таким образом получить нельзя. По существу, Гумплович приходит к положению о принципиальной несводимости общественных явлений к биологической природе индивида.

Сам индивид рассматривался в концепции социолога лишь как следствие, результат группового взаимодействия, влияния окружающей среды. Гумплович считал, что “в человеке мыслит совсем не он, – но его социальная группа, источник его мыслей лежит не в нем, но в социальной среде, в которой он живет, в социальной атмосфере, которой он дышит, он может мыслить только так, как необходимо его заставляют концентрирующиеся в его мозгу влияния окружающей его социальной среды” [1996. С. 351.

Поскольку центральным в социологи и Гумпловича является изучение социальных групп, постольку имеет смысл выяснить предлагаемую им их классификацию. В первую очередь он делил все группы на простые и сложные. К простым социальным группам относились, прежде всего, примитивные человеческие сообщества с ярко выраженными антропологическими и этническими характеристиками (орды, племена, роды и т. д.). Сложные группы, или группы второго порядка, отличались своей многомерностью и структурой, наличием целого ряда социальных характеристик и выполнением многочисленных функций. К сложным группам Гумплович относил сословия, государства, классы. Говоря о последних, он пишет: “…существует три больших общественных класса, отличающихся друг от друга своим экономическим положением, а именно: класс дворян, среднее сословие торговцев и ремесленников и крестьянское сословие” [Там же. С. 42].

Еще одна классификация социальных групп, предложенная Гумпловичем, заключается в выявлении среди них господствующих и подчиненных. Собственно говоря, стремление превратиться из подчиненной в господствующую, т. е. борьба за власть, и является источником межгрупповой борьбы и конфликтов.

Здесь необходимо сказать о той роли, которую играет в жизни общества и индивида, с точки зрения Гумпловича, наличие определенных потребностей и различные возможности их удовлетворения. Он считает, что, наряду с сохранением жизни, удовлетворение потребностей, прежде всего естественных, “образует важнейшее содержание человеческих стремлений”. Вслед за естественными потребностями возникают экономические, политические и культурные потребности. “Экономические потребности ведут человека в политическую область, так как государство должно доставлять одним средства за счет других, удовлетворять их высшие экономические и культурные потребности без вреда для них” [Там же. С. 78]. Основным регулятором деятельности по удовлетворению потребностей Гумплович считает экономическое положение индивида, поскольку оно “принуждает его к известному образу жизни и будит в нем связанные с этим последним идеи и воззрения” [Гумплович. 1996. С. 42].

Большое место в социологии Гумпловича занимает учение о конфликтах. Рассматривая взаимоотношения социальных групп, прежде всего простых (примитивных), он доказывает неизбежность конфликтов, которая имеет, таким образом, глубоко исторический характер. В конфликтах выражается, прежде всего, общественное неравенство групп, а внутри них – индивидов. В свою очередь само это неравенство определяется неравенством рас. Более сильная раса стремится подчинить слабую.

Но здесь необходимо отметить, что стоит у Гумпловича за понятием и термином “раса”. Он дает не традиционную, “обычную” характеристику расы как социальной общности людей с определенными биологическими признаками, а считает, что расы – это нации или народы, находящиеся в состоянии биосоциального неравенства. Отсюда “расовая борьба” – это борьба наций, государств, этнических общностей.



История социологии – Зборовский Г. Е. – § 2. Социал-дарвинистское направление в социологии. Взгляды Л. Гумпловича и Г. Ратценхофера