Экономическая теория: политэкономия – Базилевич В. Д. – 22.3. Противоречия глобализации и ее модели

Глобализация – многомерный, нелинейный процесс, который оказывает неоднозначное, разнонаправленное и противоречивое влияние на современное мирохозяйственное развитие, экономическую безопасность государств и распределение между ними возникающих хозяйственных выгод и угроз (рис. 22.8).

В Итоговом коммюнике Кельнского саммита стран “Большой семерки” (1999 г.) указывается, что глобализация – это сложный процесс ускоренных и возросших в масштабах потоков идей, капиталов, техники, товаров и услуг во всем мире, послуживший причиной кардинальных изменений во всех обществах.

Экономическая теория: политэкономия   Базилевич В. Д.   22.3. Противоречия глобализации и ее модели

Открытость и динамизм трансформаций оказывали содействие экономическому росту и улучшению социальных условий жизни. Интеграция стимулировала эффективность производства и повлияла на создание системы новой занятости человеческих ресурсов. Информационная революция и многогранное взаимодействие культур и ценностей усилили тенденции к становлению демократических обществ, обеспечению прав человека и основных свобод, распространению нововведений. Одновременно констатируется, что для неразвитых стран, бедных социальных сообществ глобализация сопровождается кризисными рисками, связанными с необходимостью изменения места работы и проживания, повышения уровня образования и квалификации, финансовой неопределенностью и информационной дискриминацией.

Одним из противоречий глобализации является невозможность государств регулировать экономику на национальном уровне в отрыве от мировых хозяйственных процессов и состояния международной конъюнктуры” поскольку:

– соперничество стран за приток иностранных инвестиций ослабило использование таких традиционных инструментов макроэкономического регулирования, как экспортные субсидии, курс национальной валюты, таможенные тарифы, ставка рефинансирования центрального банка и т. п.;

– рост внутрифирменных трансакций усложнил реализацию экономической и налоговой политики;

– ослабила связь растущего глобального рынка с географической территорией;

– мобильность капитала уменьшила эффективность трудового законодательства, подорвала возможности реализации социальных программ и целей социального благосостояния;

– все большая часть национального богатства (интеллектуальные ресурсы, знания, научно-технический потенциал) начала функционировать вне рамок государственного контроля и т, п.

Глобализация оказывает противоречивое влияние на трансформационный потенциал переходных экопомических систем, которые функционируют в неблагоприятных условиях усиления неустойчивости мирохозяйственной системы и ускоренного вхождения в структуры уже сформировавшихся хозяйственных связей. Поисково-экспериментальный характер экономических и институциональных трансформаций этих стран дополняется:

– опережающей внешнеэкономической либерализацией, которая создает преимущественно внешнее, а не внутреннее давление на национальных товаропроизводителей, усложняя возможности их приспособления к конкурентной среде;

– ускоренной либерализацией валютно-финансовой сферы, формирующей предпосылки для перевода капитала из проблемного реального сектора в более гибкий сектор валютных операций, операций с ценными бумагами и т. п.;

– сокращением возможностей национальных правительств регулировать торговлю, конкурентные отношения, реализовывать налоговую политику, достигать целей общественного благосостояния;

– подрывом национальной самодостаточности экономического развития, обострением внешних и внутренних рисков трансформационных экономик;

– усилением доминирования ТНК и оттоком производительных ресурсов, лишающим национальные экономики важных источников саморазвития и вызывающим структурное упрощение их народнохозяйственных комплексов.

В данных обстоятельствах Важное значение имеет четкое разграничение объективных процессов глобализации мирохозяйственного развития и конкретных социально-экономических форм реализации этого сложного и противоречивого процесса, а также осознание того, что неолиберальная модель глобализации, доминирующая в современном мире, является лишь одной из возможных альтернатив многовекторного процесса глобальной трансформации мировой экономики.

Согласно утверждению известного американского исследователя И. Валлерстайна, современная мировая экономика была и остается капиталистической мир-экономикой: ее основной движущей силой является бесконечное накопление капитала; ее границы определяет разделение труда, охватившее земной шар, начиная с середины XIX в.; суверенные государства возникли в рамках этих границ; они объединены в межгосударственную систему; накопление капитала происходит в пределах частично свободного мирового рынка; различная мощность государств вызывает неравномерное распределение мировой прибыли, обеспечивая постоянное ее перемещение от периферии к центру; капиталистическая мир-экономика имеет периодические циклы расширения и сокращения, вызванные монополизацией экономической жизни.

Ограниченная рамками капиталистической мир-системы, неолиберальная глобализация “имеет собственный набор экономических правил, базирующихся на открытии, дерегуляции и приватизации национальных экономик с целью укрепления их конкурентоспособности и увеличения привлекательности для иностранного капитала”, что означает “распространение капитализма свободного рынка практически на все страны мира”. Ее идеологической основой является логика “ортодоксального рыночного фундаментализма”, связанная с утверждением сугубо рыночных мотивов и принципов поведения во всех сферах общественной жизни и отторжением фундаментальных морально-этических, духовных ценностей, накопленных человечеством в процессе исторического развития: справедливости, солидарности, социального согласия, безопасности, благосостояния будущих поколений.

Таким образом, Можно выделить следующие характерные признаки неолиберальной модели глобализации.

1. Стихийный характер осуществления и направленность на реализацию краткосрочных интересов индустриально развитых стран, общий выигрыш которых от высокого уровня открытости национальных экономик пока что превышает их потери. Подталкивая менее развитые страны к ликвидации торговых препятствий и сохраняя собственные на основе политики двойных стандартов, консервируя экономическую отсталость стран третьего мира и укрепляя их технологическую зависимость, развитые страны обеспечивают себе непропорционально большие выгоды от глобализации, углубляя деление мира на развитый центр и отсталую, зависимую периферию. Согласно докладу экспертов ООН, тарифы индустриально развитых государств на импорт из развивающихся стран в среднем в четыре раза превышают тарифы на импорт из стран первого мира. Вместе с тем разрыв в ценах на высокотехнологическую продукцию, экспортируемую индустриально развитыми странами, и продукцию, экспортируемую странами третьего мира, продолжает углубляться1.

2. Усиление неравномерности развития и углубление диспропорций мировой экономики, расширение экспансии транснационального капитала, наращивание монополистических позиций развитых стран на глобальных рынках товаров, услуг, капиталов. По мнению большинства исследователей, глобальные ТНК и мировые финансовые центры являются главными генераторами идей неолиберальной глобализации, порождающей опасность деградации отдель ных национальных экономик на основе технологического, экологического и информационного неоколониализма. Уничтожая конкуренцию со стороны национальных товаропроизводителей в менее развитых государствах с неустойчивыми, коррумпированными правительственными структурами, они остаются вне рамок правового поля, ориентированного на национальное экономическое пространство.

3. Игнорирование социально-экономической, культурной, исторической специфики развития национальных экономик, их системная вестернизация, форсированная гомогенизация на жесткой монетаристской основе механизмов их хозяйственного регулирования, навязывание менее развитым странам модели унифицированного догоняющего развития. Рекомендуя странам третьего мира и переходным экономикам реализовать политику “структурной адаптации”, “золотого корсета”, “вашингтонского консенсуса”, “шоковой терапии” с целью их ускоренной интеграции в мировую экономику, институционализированную вокруг набора унифицированных “правил игры”, развитые страны отстаивают собственные интересы и выгоды, игнорируя возможные негативные социально-экономические последствия этих действий. Общеизвестны случаи, когда выполнение рекомендаций Всемирного банка, Международного валютного фонда дестабилизировало макроэкономическую ситуацию в трансформационных экономиках, порождая кризисные ситуации и препятствия структурному оздоровлению национальных хозяйственных комплексов.

4. Ограничение национального суверенитета и усиление диктата влиятельных международных финансовых институтов, ослабление роли государства в сфере регулирования национальных экономик, социальной защиты населения, обострение глобальных проблем. Несмотря на то, что за последнее десятилетие XX в. мировой доход возрастал в среднем на 2,5 % в год, численность бедных (людей, которые живут менее чем на 2 долл. в день) увеличилась на 100 млн человек. Если в 1970 г. соотношение доходов 20 % богатейших людей планеты и 20 % беднейших не превышало 30 раз, то на конец XX в. этот показатель достиг 70,4′.

5. Приоритет идеологии рыночного фундаментализма, порождающей угрозу духовной деградации человечества, потери национальной идентичности, стандартизации и унификации национальных культур, традиций, обычаев, распространения массовой культуры, потребительского отношения к природе, национальной и религиозной нетерпимости и т. п.

Критикуя неолиберальную модель глобализации, зарубежные и отечественные исследователи обращают внимание на комплекс присущих ей противоречий, в частности:

– между объективным процессом интеграции разных стран, народов в единую систему и гегемонистскими устремлениями отдельных представителей мировой элиты;

– между возникновением единого мирового экономического пространства и делением мира на ядро и периферию;

– между интересами ядра и интересами периферии;

– между становлением единого экономического пространства и возникновением мощных региональных блоков;

– между объективной тенденцией к увеличению объемов производства, возрастанием производительности труда и направленностью к углублению поляризации доходов и потребления;

– между повышением эффективности мировой экономики и падением жизненного уровня значительной части населения планеты;

– между эффективностью свободного перемещения капиталов и разрушительной спекулятивной деятельностью мировой финансовой элиты;

– между финансовым капиталом и виртуальным сектором, промышленным капиталом и реальным сектором глобальной экономики;

– между усилением культурного разнообразия и культурным нивелированием в соответствии со стандартами поп-культуры;

– между потребностью в стабильности и распространением локальных очагов нестабильности, международной преступности и терроризма;

– между объективной необходимостью формирования глобального планетарного сообщества как единства разнообразных цивилизаций и фактическим утверждением однополюсного мира, в котором доминирует западная цивилизация.

Неолиберальная модель глобализации имеет губительные последствия не только для стран третьего мира, но и для развитых стран. В соответствии с утверждением известного западного экономиста, лауреата Нобелевской премии Мориса Алле, “всеобъемлющая глобализация торговли между странами с существенно разными уровнями заработной платы (по обменному курсу валют) не может не привести в конечном счете повсюду – как в развитых, так и в менее развитых странах – лишь к безработице, падению темпов экономического роста, неравенству, бедности. Она не является ни неминуемой, ни необходимой, ни желательной” .

Таким образом, в современных условиях глобальная трансформация мирового хозяйства привела человечество к разветвлению путей дальнейшего развития, своеобразной “точке бифуркации”, прохождение которой должно вывести (при определенных условиях) цивилизационную эволюцию на качественно новый уровень. Это актуализирует проблему поиска новой парадигмы международных отношений, базирующейся на философском осмыслении экономической глобализации в общецивилизационном контексте.

Осознание сложного строения современного мира и долгосрочных стратегических интересов человечества, связанных с возрождением ведущей роли социокультурных факторов мирохозяйственного развития, способствовало обоснованию концепций “синергетической”, “моральной”, “социально-рыночной”, “управляемой” глобализации, “глобализации с человеческим лицом”, при которой приоритетными становятся интересы основной массы населения планеты: как настоящих, так и будущих поколений. Для новой модели глобализации характерны следующие признаки:

– восстановление равновесия между рыночными и внерыночными регуляторами в мировом масштабе;

– гуманизация и ориентация на общечеловеческие ценности, соблюдение гражданских прав и свобод, признание культурной самобытности всех народов мира;

– развитие диалога и партнерства цивилизаций, провозглашение взаимодействия и сотрудничества универсальными формами человеческих отношений, преобладание экономики над политикой;

– обеспечение баланса интересов и равенства возможностей для всех стран, признание специфических потребностей развития;

– демократизация деятельности международных организаций, формирование эффективного механизма координации действий национальных государств;

– устранение практики двойных стандартов в отношениях между странами, ликвидация искусственных барьеров для распространения знаний и информации, расширение доступа к новым идеям, научно-техническим достижениям с целью роста благосостояния и качества жизни населения всех стран;

– обеспечение большей информированности общества относительно проблем глобализации, привлечение независимых общественных и научных организаций к разработке и принятию хозяйственных решений на всех уровнях власти;

– экологическая и социальная направленность экономического развития, гармоническое воспроизведение человека, социальных отношений, чистой окружающей среды;

– формирование многополюсного мира, сотрудничество национальных государств и международных организаций в решении глобальных проблем.

Итак, речь идет прежде всего о превращении глобализации из стихийного в институционально оформленный и сознательно направляемый процесс. “В новом столетии, – отмечают эксперты ООН, – вызов глобализации заключается не в том, чтобы остановить расширение глобальных рынков. Вызов в том, чтобы найти правила и институты для более эффективного управления на местном, региональном и глобальном уровнях с тем, чтобы сохранить преимущества глобальных рынков и одновременно создать необходимое пространство, в котором человеческие, общественные и природные ресурсы работали бы не только на прибыль, но и на людей”.

В преамбуле к “Декларации глобальной цивилизации” Первой Всемирной конференции по проблемам глобальной цивилизации (Сидней, 2001 г.) отмечается, что глобальные трансформации радикально влияют на развитие цивилизации и нуждаются не только в теоретическом осмыслении мировых эволюционных процессов, но и в практической подготовке человечества к восприятию идеологии гармонического интеллектуального общества, исключающей нецивилизованные методы решения конфликтов, провозглашающей отказ от политики глобальной конфронтации и нацеленной на построение современной глобальной цивилизации, основывающейся на базовых ценностях разных народов.

В докладе Всемирной комиссии по социальным последствиям глобализации “Справедливая глобализация и создание возможностей для всех” (2003 г.) обращается внимание на несоответствие между начальными оптимистическими ожиданиями и реальными последствиями развития глоба-лизационного процесса: углубление разрыва между задачами экономического и технологического прогресса мировой цивилизации и нуждами социально-культурного развития населения планеты; ослабление национальной системы социальной защиты; чрезмерное подчинение всех аспектов развития человечества интересам рынка. Речь идет об изменении целевой направленности современной глобализации на основе общецивилизационных ценностных ориентиров:

– соответствия интересам всех народов, уважения к национальной и культурной самобытности, обеспечения “достойной занятости” и тендерного равенства;

– демократического и эффективного государства, способного интегрироваться в мировую экономику и обеспечить национальную безопасность;

– честных правил, обеспечивающих реальное равенство возможностей и доступ к рынку всех стран, признание специфических потребностей их развития;

– солидарности, предоставления помощи государствам, отдельным слоям населения, не имеющим возможности воспользоваться выгодами глобализации;

– устойчивого развития, обеспечения большей осведомленности населения относительно проблем глобализации;

– углубления партнерства между всеми участниками процесса глобализации, повышения эффективности деятельности учреждений ООН1.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

Экономическая теория: политэкономия – Базилевич В. Д. – 22.3. Противоречия глобализации и ее модели