Экономическая теория – Бутук А. И. – § 4. КРИТЕРИИ И ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Охарактеризовав факторы экономического развития, мы можем рассмотреть его изменение не в объемных показателях; о чем речь шла в предыдущих главах, а с точки зрения повышения технологического уровня производства и влияния последнего на благосостояние людей. Несмотря на ряд отрицательных побочных эффектов, экономический рост в целом является материальной базой прогресса. Каковы же его основные критерии?

4.1. Критерии экономического прогресса

Организационно-технический критерий экономического прогресса представлен уровнем развития и характером производительных сил. Уровень развития последних фиксируется обобщенно в степени экономии рабочего времени и выражается в показателях экономической эффективности, основные из которых характеризовались ранее. Сравнивая их состояние в разных странах, можно установить соотношение в уровне развития их производительных сил. Даже в годы отсутствия экономического спада, фондоотдача как показатель эффективности использования средств труда постоянно снижалась, и соответственно росла фондоемкость. Материалоотдача, по официальным данным, не имела столь удручающей динамики. Однако сам уровень материалоемкости и энергоемкости оказывался в 2-3 раза выше, чем в развитых странах.

Что касается соотношения в уровне производительности труда в СССР и отдельных республиках в сравнении с США, то наше отставание в промышленности и особенно в сельском хозяйстве было еще большим (табл. 12.6 и 12.7). В промышленности СССР производительность труда в 1990 г. была примерно в 4 раза, а в сельском хозяйстве – в 10 раз ниже, чем в США. В постсоветский период ее уровень еще более снизился.

Характер производительных сил, т. е. организационно-технический критерий взаимодействия рабочей силы со средствами производства, выражается в показателях технического, стоимостного и органического строения производственных ресурсов. Техническое строение капитала представляет собой натуральное отношение средств производства, используемых в данном технологическом процессе, к численности работников, занятых в нем. Оно не может быть выражено в одном показателе по той причине, что нельзя в натуре сложить производственные сооружения с различными видами оборудования и предметов труда, ибо у них разные натуральные единицы измерения.

Таблица 12.6. Уровень производительности труда в республиках в 1990 г.,

% к общесоюзному уровню и уровню США

Страна% к среднему показателю бывшего СССР (СССР = 100%)% к среднему показателю США (США = 100%)
ПромышленностьСельское хозяйствоПромышленностьСельское

Хозяйство

Россия1101082810
Украина801082010
Беларусь1031282512
Эстония1151522914
Латвия1051312613
Литва1031522614
Молдова7583197
Грузия9062236
Армения7576207
Азербайджан6068156
Казахстан90100239
Узбекистан6056155
Кыргызстан6574167
Туркменистан10066256
Таджикистан7560195

Таблица 12.7. Производительность труда в странах “семерки” и СССР в

Сравнении с США в 1990 г., %

СтранаПромышленностьСельское хозяйство
США100100
Япония9022
Германия (объединенная)8545
Франция8556
Великобритания6056
Италия6042
Канада9085
СССР259

Поэтому существует огромное множество показателей технического строения, адекватное разнообразию натурального состава средств производства. Это – показатели энерговооруженности, материаловооруженности и фондовооруженности труда, фиксирующие количество разных видов средств производства, приходящихся на одного работника в среднем. Как правило, с техническим прогрессом данные показатели возрастают. Хотя из этого правила возможны исключения, например, когда численность работников или возрастает, или остается прежней, или даже сокращается, но медленнее, чем уменьшаются затраты того или иного элемента средств производства вследствие ресурсосбережения и снижения объемов производства продукции вместе со связанными с ними материальными издержками.

Исследовать технический прогресс по показателям технического строения затруднительно зачастую из-за их многочисленности, а также вследствие того, что некоторые из показателей могут иметь разнонаправленную динамику: одни с тенденцией к повышению, другие – к понижению. Изложенное может быть сложным для восприятия, тем не менее достаточно точным.

Стоимостное строение производственных ресурсов гораздо проще, поскольку оно отражается всего лишь в одном показателе, представляющем собой отношение стоимости всех средств производства, задействованных в данном производственном процессе, к фонду оплаты рабочей силы, которая их применяет. Но данный показатель не может точно отразить технический прогресс в условиях, когда меняются цены на какие-то компоненты средств производства или на оплату труда работников. Иными словами, между динамикой технического и стоимостного строения производственных ресурсов может возникнуть разрыв, вызванный изменением стоимости этих ресурсов. В связи с этим К. Маркс ввел в научный оборот понятие органического строения, которое потому так и названо, что призвано органически увязывать между собой динамику технического и стоимостного строения оценки технологических сдвигов в производственных процессах.

Органическое строение – это стоимостное строение производственных ресурсов, но такое, которое базируется на техническом строении и адекватно отражает изменения, происходящие в последнем. Иными словами, чтобы с помощью органического строения производственных ресурсов проследить тенденцию в технологическом процессе, необходимо рассчитать их стоимостное строение в разные моменты в сопоставимых ценах и зарплатах (поскольку они могли измениться за соответствующий период). В этом случае мы получим динамику органического строения, которая в виде движения одного показателя точно зафиксирует технологические перемены в производственном процессе, происшедшие в этом периоде.

Организационно-экономический критерий прогресса заключается в развитии трудовых отношений. Главной же характеристикой их совершенствования выступает углубление общественного разделения труда, т. е. специализация и кооперация производства. Разветвленность общественного разделения труда во внутрипроизводственном, внутриотраслевом, межотраслевом, региональном и международном разрезе – центральный показатель степени развития организационно-экономических отношений. Ведь чем более многогранны и глубоки специализация и кооперация производства, тем оно менее натурализовано и потому более эффективно при прочих равных условиях.

Экономический изоляционизм [от франц. isolation – отделение, разобщение], обусловленный слабым включением в тот или иной аспект общественного разделения труда, тождествен экономической отсталости и нищете потребностей. Это наглядно доказывается, в частности, неразвитостью включения нашей страны в международное разделение труда, которая во многом вызывалась закрытостью командно-административной системы, просуществовавшей в нашей стране более семидесяти лет и имевшей глубокие исторические корни. Еще более наглядно проявились губительные последствия отторжения от преимуществ разделения труда (от противного) в СНГ, когда новые суверенные государства перегородили каналы прежних взаимовыгодных связей в рамках единого экономического пространства

СССР таможенными, валютными и правовыми барьерами, резко усложнившим (а во многих случаях, сделавшими невозможным) реализацию ранее существовавшей системы региональной специализации и кооперации.

Вместе с тем во всем, в том числе и в развитии общественного разделения труда, существует известная мера, не допускающая монокультурности производства регионов, ставящей население некоторых территорий в однобокую зависимость от других районов и стран. В целом для СССР было характерно чрезмерное развитие регионального разделения труда. Достаточно сказать, что за исключением самых крупных республик межреспубликанский оборот достигал 46 – 62% от про” изводимого в республиках валового общественного продукта и до 70 – 80% промышленного и сельскохозяйственного производства. Это свидетельствует о чрезвычайно глубокой взаимозависимости экономик республик, не допускавшей вольной трактовки самостоятельности их будущего хозяйственного развития.

Серьезные структурные деформации в советской экономике во многом связаны с ее чрезмерной милитаризацией [от лат. militaris – военный]. Достаточно напомнить, что из всей продукции машиностроения более 60% – товары военного назначения, 75% всех научных ассигнований в СССР направлялось на военно-исследовательские нужды, третья часть всех работников добывающих и обрабатывающих отраслей народного хозяйства работали непосредственно в интересах обороны страны.

Милитаризация экономики прямо обусловила чрезмерное опережение в развитии отраслей первого подразделения по сравнению со вторым. Оно связано также с объективными закономерностями самого процесса индустриализации. Если рассматривать соотношение между I и II подразделениями общественного производства сквозь призму соотношения между группой “А” и “Б” в промышленности (отрасли промышленности, производящие соответственно средства производства и предметы потребления), то его можно представить следующими данными. Удельный вес группы “А” постоянно увеличивался. Если в 1913 г. он составлял 38,3% всей продукции промышленности, то в 1928 – 39,5, в 1940 – 61,0, в 1950 – 68,8, в 1970 – 73,4, в 1980 – 73,8, в 1990 г. – 75,0%.

Удельный вес группы “Б” соответственно постоянно уменьшался: в 1913 г. – 66,7%, в 1940 – 39, в 1990 г. – 25%. Удельный вес продукции легкой промышленности снизился с 22,7 в 1960 г. до 13,9% в 1990 г., пищевой – соответственно с 25,9 до 16,9%.

Подобные изменения наблюдаются во всех индустриально развивающихся странах. Переход к состоянию динамического равновесия подразделений осуществляется на одной и той же ступени индустриального развития, а именно тогда, когда доля I подразделения в ресурсах и продукте общества достигает примерно двух третей. В СССР, как видно из приведенных данных о соотношении групп “А” и “Б” в промышленности, она поднялась до трех четвертей в структуре промышленной продукции.

Однако в СНГ под разглагольствования о реструктуризации экономики и конверсии ВПК происходят регрессивные структурные сдвиги в народном хозяйстве, свидетельствующие о его превращении в сырьевой придаток развитых стран.

Например, в Украине удельный вес легкой промышленности в общем объеме промышленного производства за 1990-1997 гг. снизился в 6 раз, а машиностроения (ядра экономической независимости страны) – в 2 раза, в то время как доля такой ресурсной отрасли, как черная металлургия, увеличилась в 2,5 раза. При этом наблюдается стремительная бартеризация хозяйственных связей, препятствующая специализации и кооперации, а также резкое расширение производства на так называемых давальческих условиях, когда поставщик предметов труда представляет их для переработки, становясь собственником изготавливаемой продукции. Масштабы такого производства показаны в табл. 12.8. Большая часть материалов и готовой продукции (например, в швейной промышленности Украины) в 1997 г. оставалась за фирмами США, Германии, Франции, Голландии, Италии я Сирии.

Таблица 12.8. Экспорт-импорт Украины давальческого сырья, млн дол. США*

РегионЭкспортИмпорт
1996 г.1998 г.1999 г.2000 г.1996 г.1998 г.1999 г.2000 г.
Всего23797,782,82421165933923920
Страны СНГ53,68,76,93,435835230759,7
Россия16,74,62,30,232133529551,2
Другие страны мира18488,975,9239806581616860
Европа16188,172,7207456423409623
Германия60,340,753,390,9132153157234
Азия12,40,83,120,558,742,048,566,5
Израиль0,051,529,711,726,330,3
Турция12,10,71.511,01,73,22,94,0
Африка0,10,018,582,153,193,355,5
Гвинея60,341,942,736,1
Америка10,10,012,620953,347,678,8
США10,11,010,220,724,528,9
Австралия и Океания0,49,517,536,9

* См.: Статистичний щорічник України за 2000 рік. – К.: Техніка, 2001. – С. 282 – 284.

Как технико-экономический, так и организационно-экономический критерий прогресса резюмируются в его потребительском критерии. Последний представлен показателями уровня жизни населения. Они определяются не как отношение объемов производства металла, добычи угля или нефти к численности населения (чем мы в недавнем прошлом так гордились), а как величина национального дохода, ВНП и потребления на душу населения. По этим показателям СССР отставал от развитых стран (табл. 12.9, 12.10).

Уровень жизни населения стран СНГ резко снизился по сравнению с предреформенным периодом (табл. 12.11) и характеризует антисоциальную направленность самих реформ. Создается впечатление, что адепты такого рода реформ являются противниками экономического роста. Правда, с 1996 г. в некоторых прежних союзных республиках спад прекратился и даже наметился рост производства. В 1997 г. этот процесс охватил уже большее число новых независимых государств. Как свидетельствуют данные статкомитета СНГ, экономический рост продолжается в 7 из 12 стран СНГ. Так, в Грузии объем ВВП увеличился на 11%, в Белоруссии и Кыргызстане – на 10, Азербайджане – на 6, в Узбекистане – на 5, Казахстане – на 2, а в Молдове, Таджикистане впервые достигнут рост ВВП чуть больше 1%. Хотя и хуже всех, но прибавляет в экономическом росте и Россия – 0,4%.

Таблица 12.9. Сравнение потребительских критериев стран “семерки” и СССР

С США за 1990 г., %

СтранаОбщий объемНа душу населения
ВНППромыш – ленностьСельское

Хозяйство

ВНППромыш-ленностьСельское

Хозяйство

США100100100100100100
Япония4272428414482
Германия2541248013363
Франция1922328496115
Великобритания161813688145
Италия141515596778
Канада109129881100
СССР384864304238

Таблица 12.10. Показатели уровня жизни союзных республик в 1990 г., % среднего

Уровня СССР и США на душу населения

СтранаСССР = 100%США = 100%
ВНППотреблениеНациональное богатствоВНППотреблениеНациональное богатство
Россия114108117342239
Украина929793282031
Беларусь106108103322226
Эстония140151140423046
Латвия133137122402740
Литва128127108372536
Молдова808580241726
Грузия909584271928
Армения1189382351827
Азербайджан565764171121
Казахстан908491271730
Узбекистан565950171216
Кыргызстан606653181317
Туркменистан756667221322
Таджикистан504840151013

Таблица 12.11. Снижение потребления продовольствия на душу населения в

Украине

Продукт1990 г.1997 г.Снижение в 1997 г. против 1990 г., раз
Мясо, кг68371,8
Молоко, кг3732301,6
Рыба, кг17,54,34,0
Яйца, шт.2721621,7
Масло растительное, л11,68,31,4

Только 2 страны не могут похвастаться даже такой хрупкой стабилизацией – Туркмения и Украина. Единственное достижение последней – чуть снизились темпы падения в экономическую пропасть.

В 2000 г. ВВП в Украине, наконец (по официальным данным) начал, спустя десятилетие падения, увеличиваться и вырос на 6%, в то время как в России он возрос на 8,3%, в Казахстане – на 10,5% и в Азербайджане – на 11%. В Белоруссии в 2001 г. достигнут уровень производства 1990 г., чего не сумели добиться ни в одном другом государстве СНГ.

Хотя в экономике и ведется спор о целесообразности самого экономического роста, но он (спор), если и уместен, то относительно развитых стран, не переживших той экономической катастрофы, которая происходила на постсоветском пространстве в 90-е годы. Однако коль скоро целесообразность хозяйственного развития дискутируется, то мы вкратце коснемся ее существа.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

Экономическая теория – Бутук А. И. – § 4. КРИТЕРИИ И ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА